Как изменилось гражданское общество Беларуси после начала российско-украинской войны

10:42 28 июня 2022 18
ОБСУДИТЬ
Презентация первого отчета по проекту «Беларусский трекер премен» состоялась 27 июня 2022 года. Этот проект, который делает команда белорусских экспертов, посвящен анализу коротких трендов развития в сфере политики, экономики и общества.

Сейчас представлен анализ трендов весны 2022 года – после референдума и начала российско-украинской войны.

После событий 2020 года власти фактически зачистили белорусское гражданское общество внутри страны. В результате этого можно было бы ожидать исчезновения гражданской активности на территории Беларуси. Однако события последней декады февраля 2022 года показали, что белорусское гражданское общество живо и готово действовать. В тот период совпали начало российско-украинской войны и референдум по изменению конституции. Это совпадение породило кумулятивный эффект, который запустил новую волну активности субъектов гражданского общества.

Главной движущей силой этой волны, как и в 2020 году, стала низовая самоорганизация белорусского общества без какой-либо институциональной поддержки на территории Беларуси. В сложившихся оккупационных условиях гражданскому обществу пришлось переформатироваться — перейти от масштабных открытых сообществ к небольшим закрытым «ячейкам», выбрать более спонтанный и менее видимый формат акций, создать новую генерацию активистов в медиа и на местах, для которых манифестационная мотивация по степени важности уступила практической эффективности.

Протестная активность на территории Беларуси проходила преимущественно в партизанском формате (единственное исключение – протесты в последнее воскресенье февраля 2022 года). Главными направлениями этой активности были:

  • проявление антивоенных настроений;
  • выражение солидарности с народом Украины;
  • поддержка беженцев из Украины.

Отметим, что на территории Беларуси волонтеры и активисты оказывали беженцам практически все виды поддержки на уровне, вполне сопоставимом с тем, который демонстрировало государство (а то и в большем объеме – здесь можно сравнить отчеты по кейсам «низовой» помощи украинцам и помощи, организованной провластной организацией).

Однако в течение 2-3 недель власти сделали все, чтобы оттеснить от этого и спонтанные группы активистов, и остатки структур гражданского. Вся помощь беженцам должна быть организована и предоставляться строго под контролем подчиненного режиму Белорусского Красного креста.

Отдельным и самым важным направлением протестной деятельности стали практики прямой поддержки Украины в войне с Российской Федерацией.

Во-первых, это сбор сведений о военной активности российских войск на территории Беларуси. Главным агрегатором такой информации стал проект «Беларускі гаюн». Несмотря на прямой риск уголовного преследования, более 12500 человек прислали более 40 тысяч сообщений (данные на конец мая) о передвижении российских войск, данных о запусках ракет и вылетах российской авиации с белорусских аэродромов в сторону Украины.

Во-вторых, это комплекс практик, которые были названы «рельсовой войной». Здесь выделяются две основные составляющие:

  • кибервойна;
  • уничтожение управляющего оборудования на дорогах.

Эти мероприятия крайне обеспокоили власть, что практически сразу вызвало шквал проверок и репрессий в адрес работников железной дороги. К делу подключился КГБ: было задержано около 100 человек. Кроме того, силовикам пришлось выставлять боевые охранения на ключевых точках у железнодорожных путей и стрелять по людям на поражение.

Среагировали на это и россияне: руководство Российской железной дороги запретило движение своих военных эшелонов по территории Беларуси в ночное время. Грузы для войны в Украине стали маскировать и пытаться перевозить без указания класса опасности.

Эффективность рельсовой войны оценила и украинская сторона. 19 марта железнодорожное сообщение между Беларусью и Украиной практически прекратилось, за что руководитель «Укрзалізници» Александр Камышин поблагодарил белорусских партизан-железнодорожников.

Все форматы и протестной, и антивоенной деятельности поддерживали белорусы зарубежья. В протестно-антивоенной активности белорусской диаспоры можно выделить три основных направления:

комплексная помощь тем, кто покидает Украину, без различий между «своими» белорусами и бегущими от войны украинцами;

информационная и ресурсная поддержка тех, кто остается на территории Украины и принимает участие в военных действиях (в том числе медиков). Особое внимание уделяется белорусам, которые непосредственно участвуют в боях (прежде всего это полк имени Кастуся Калиновского).

борьба с «белорусофобией», которая идет путем разграничения белорусского народа и режима Лукашенко с акцентом на:

а) существование Беларуси в режиме «двойной оккупации»;

б) участии белорусов в российско-украинской войне на стороне Украины;

в) антивоенных установках общественного мнения в стране;

г) нелегитимности Лукашенко после выборов 2020 года.

При этом, безусловно, на повестке дня белорусской диаспоры остаются и прежние задачи — распространение в Беларуси объективной информации о происходящем в мире и в самой Беларуси, поддержка остающихся в стране соотечественников (в том числе политзаключенных и их семей), помощь беженцам от режима Лукашенко и вопросы внутренней диаспоральной самоорганизации.

Режим не мог не отреагировать на новый всплеск активности белорусского гражданского общества. Власти продолжили систематизацию репрессивного права и эскалацию репрессивных практик. И если возможности властей применять меры против представителей белорусской диаспоры ограничены, то на территории Беларуси преград для эскалации репрессий не было.

Главной особенностью репрессий в Беларуси после начала российско-украинской войны стал перенос давления с институциализированных структур гражданского общества на активистов и на самоорганизующиеся сообщества. Статистический анализ это подтверждает: если сравнивать репрессии 2021 года и то, что происходило после 24 февраля 2022 года, то отмечается снижение прессинга практически по всем позициям — за исключением заседаний по признанию неких материалов экстремистскими, которые стали проходить чаще почти в два раза. Большинство материалов, признанных экстремистскими за три месяца войны, составили сетевые чаты и/или каналы самоорганизующихся сообществ, локальных или протестных.

Помимо сугубо юридического давления, власти усилили превентивную составляющую репрессий с элементами запугивания — расписки с отказом от «разговоров о войне», превентивные задержания в связи с «политической неблагонадежностью», обыски и задержания активистов электоральной кампании 2020 г., дополнительные статьи и сроки уже осужденным, повторные задержания уже отсидевших, стрельба по «железнодорожным партизанам» с демонстрацией соответствующих видеоматериалов в медиа и т.д.

Также власти усилили преследования в национально-культурной сфере. Это запреты выставок и концертов, закрытие независимых книжных издательств и магазинов, внесение в списки экстремистских материалов белорусскоязычных книг (все книги, внесенные в этот список в 2022 году, — на белорусском языке). Давлению подверглись и национальные меньшинства Беларуси: литовским и польским школам запретили преподавать на своих языках, все преподавание должно вестись только на русском.

Иными словами, на фоне непрекращающихся репрессий белорусское гражданское общество – и в Беларуси, и за границей – продолжает существовать и продолжает действовать.

P.S. Полностью со всеми частями отчета, со всеми ссылками и графиками, можно ознакомиться здесь.

Геннадий Коршунов, социолог и старший исследователь Центра новых идей

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

20
10 августа 2022 20:23

На границе с Брестской области украинцы заминировали территорию

100-я отдельной бригада украинской территориальной обороны заминировала примыкающую к Беларуси местность в Волынской области.

27
09 августа 2022 15:05

Як бы ні падавалася, што ўсё ў Беларусі заціхла, гэта не так

Сацыёлаг Генадзь Коршунаў разважае пра тое, як беларусы змяніліся ад жніўня 2020-га да цяперашняга часу, пра болевыя кропкі грамадства і досвед еднасці, што нікуды не падзеўся.

27
04 августа 2022 12:19

«Цель – запугать население»: почему силовики «кошмарят» приграничные районы Брестской области?

По южным регионам Беларуси прокатилась новая волна задержаний - людей отправляют в ИВС и приговаривают к штрафам. С чем связано усиление репрессий?

51
01 августа 2022 13:14

Российские военные во время оккупации Киевской области принудительно вывозили жителей в Беларусь

Как сообщил начальник Главного управления Национальной полиции в Киевской области Андрей Небытов в эфире информационного телемарафона, похищения и принудительный вывоз касался гражданских лиц.