Потомки репрессированных в БССР: фамилии палачей до сих пор скрыты

08:38 18 августа 2022
ОБСУДИТЬ
Белорусы годами ищут информацию о родных, репрессированных во времена сталинского террора. В Беларуси архивы КГБ так и не были открыты, доступ к делам, и то весьма ограниченный, есть только у родственников жертв сталинских репрессий.

Родственники не могут получить доступ к делу напрямую

Анкета арестованного, копия протокола с приговором, выписка из протокола о расстреле, письмо из КГБ Могилевской области, в котором в пару абзацев уместили всю человеческую жизнь: арестован, приговорен, приговор приведен в исполнение. Это все, что знают родные о судьбе Казимира Сушинского, расстрелянного в Бобруйске в январе 1938 года.

“Даже на тех нескольких страницах, которые мы все-таки за несколько лет переписки смогли получить, заклеены все фамилии участников, нам не предоставили протокол допроса и свидетельские показания. Нам было важно не получить копии, отписки, а прикоснуться к бумагам, которые подписывал наш предок, возможно, почувствовать, что он в тот момент ощущал, пережить это как-то”, – рассказывает один из потомков репрессированного Казимира Сушинского.

38-летнего столяра артели “Объединение” Могилевского лесдревхимсоюза Казимира Сушинского Кличевский райотдел НКВД арестовал 16 ноября 1937 года. Меньше чем через две недели его приговорили к расстрелу, а 13 января 1938 приговор привели в исполнение. У Сушинского остались жена и трое детей – дочери девяти и семи лет и двухлетний сын.

Арестован по доносу соседа

“Я часто пытаюсь поставить себя на место Казимира: что ему пришлось пережить за эти неполные два месяца, за которые прошли так называемое расследование, суд, был вынесен приговор? Его обвиняли в шпионаже, вероятнее всего, в пользу Польши, поскольку Казимир был этническим поляком, контрреволюционной пропаганде и агитации, а также в участии в контрреволюционной организации (ст. ст. 68, 72 и 76 УК БССР). Настоящая причина – донос завистливого соседа, типичная история конца 1930-х, когда государство всячески поощряло доносительство. Думаю, можно сравнить с современными стукачами из “карты доносов”, – отмечает родственник репрессированного.

Казимир – не единственная жертва Красного террора в семье Сушинских – в 1919-м большевики расстреляли его отца Петра. “Приехали трое конных, знаков различия было не видно, по-польски попросили у Петра воды, он ответил на польском, что для конников найдется даже молоко. После этого “гости” перешли на русский, посыпались оскорбления, Петра схватили, семья его больше не видела. Также один из сыновей Петра, предположительно, был сослан в Сибирь”, – делится потомок Сушинских.

По его словам, таким образом, семья осталась не только без кормильцев, но и без защитников во время Второй мировой войны: “Это чудо, что жена Казимира, одна с тремя детьми, пережила конец 1930-х, войну и голодное послевоенное время, при том, что на ней висел ярлык “жены врага народа”, невозможно было устроиться на работу”.

Место захоронения неизвестно

Казимир Сушинский был посмертно реабилитирован 27 ноября 1958 года. Тогда его родные даже получили компенсацию за изъятое имущество и домашний скот. Тем не менее в их семье даже спустя много лет было не принято говорить о репрессиях, старшее поколение просто боялось.

“В середине 1990-х одной из дочерей Казимира пришло письмо из КГБ, в котором говорилось, что ее отец реабилитирован, прочитав его, она просто тихо заплакала, – вспоминает потомок репрессированного. – Семья настолько боялась, что после войны, когда восстанавливали потерянные документы, младшим детям изменили имена, сын Владислав был записан как Владимир. А дочь, очевидно крещеную как Франческа, всю жизнь называли Франя, это имя перекочевало во все документы и даже написано на ее могильной плите”.

Где похоронен Казимир Сушинский, семья не знает, в КГБ ответили, что в материалах дела сведений о конкретном месте захоронения нет, установить его не представляется возможным. “Очень хотели бы узнать место захоронения, чтобы хоть иногда его посещать. Написали, что, приблизительно, район Бобруйской крепости. Я надеюсь, что когда-нибудь будут найдены останки, я готов сдать образец своей ДНК для поиска Казимира Сушинского”, – говорит собеседник.

В архиве УКГБ по Могилевской области родным Казимира Сушинского сказали, что прямого доступа к уголовному делу их предка они не получат, потому что там есть имена доносчиков, следователей, тех, кто выносил и исполнял приговор, и якобы потомки жертвы репрессий могут начать им мстить. “Совершенно глупая идея, не давать родственникам информацию, прикрываясь боязнью мести потомков потомкам. Думаю, просто кто-то не хочет огласки. То, что архивы до сих пор не открыты, значит, что история жертв не окончена, что уроки прошлого государство так и не выучило”, – подытоживает потомок расстрелянного Казимира Сушинского.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

10 ноября 2023 18:04

У Беларусі з’явіцца помнік Аляксандру Неўскаму. Чаму гэта адбываецца?

У Мінску ўсталёўваюць помнік расійскаму князю Аляксандру Неўскаму. Робіцца гэта паводле ініцыятывы пасла Расіі Барыса Грызлова.

01 ноября 2023 12:54

Что не так с инициативой закреплять за школами памятники в Беларуси?

Во время недавнего субботника в Ратомке министр образования РБ Андрей Иванец рассказал об инициативе, над которой работает возглавляемое им ведомство.

19 марта 2023 16:00

Наколькі глыбока можа зайсці рэвізія гісторыі Беларусі?

Частка нумароў часопісаў «Наша гісторыя» і Arche папоўнілі спіс «экстрэмісцкіх» матэрыялаў. Гаворка ідзе пра публікацыі за розныя гады — ад 2018-га да 2021-га.

11 мая 2022 12:44

В белорусских школах будет еще больше рассказов про войну. Почему?

Министерство образования Беларуси предлагает уделять Великой Отечественной войне еще больше места в школьной программе. Что об этом думают эксперты?