Почему АЭС в Беларуси – опасный, нерентабельный и ненужный для экономики объект?

18:13 11 ноября 2022
ОБСУДИТЬ
9 ноября 2022 года, после более чем полугодового отключения на «планово-предупредительный ремонт» и дополнительных испытаний, в сеть снова включили первый энергоблок БелАЭС. С момента введения в промышленную эксплуатацию, как подсчитали независимые медиа, станция простаивала почти 55% времени.

Этим летом министр энергетики Владимир Каранкевич сообщил, что БелАЭС с момента включения в систему выработала 9,3 миллиарда кВтч электроэнергии, а «экономический эффект составил около 1 миллиарда белорусских рублей». Позднее глава ведомства заявил, что ставка на развитие атомной энергетики была для Беларуси «правильным выбором».

Вопрос, сколь долго в этот раз проработает БелАЭС, остается открытым — за два года, судя по данным из открытых источников, станцию останавливали уже десять раз. И, как отмечают некоторые эксперты, лучше бы и вовсе не запускали.

О том, какой «выхлоп» получили белорусские власти от станции за два года, и что этот проект принесет стране в обозримом будущем, рассказал физик-ядерщик, эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский.

— Строить атомную станцию на территории страны, подвергшейся серьезному воздействию радиации в результате Чернобыльской аварии — это отвратительно. Скорее всего, решение было принято не в интересах Беларуси, а под нажимом со стороны России, в интересах корпорации «Росатом». Экономика этого объекта зависит от политики.

Если РФ продолжит субсидировать атомную энергетику, то может даже «простить долги», и Беларусь получит в подарок такого троянского ядерного коня. Но все может пойти не очень хорошо, Россия может перестать быть «щедрым дарителем» всяких атомных штучек и потребовать с Беларуси исполнения договора — то есть, начала выплат по кредитам. А если они не пойдут в срок, то может повториться ситуация Армении, у которой в свое время за долги угрожали даже отобрать станцию.

Кроме того, отмечает эксперт, Беларуси придется разбираться и с нарастающими проблемами ядерных отходов, ОЯТ:

— Будет ли отправляться какая-то их часть в Россию для химической обработки или нет, все равно каждый день, каждый час работы атомной электростанции — наработка граммов, килограммов, иногда кубометров радиоактивных веществ, которые будут обременять страну.

— Министр энергетики Беларуси недавно заявил: «В Европе продолжает нарастать энергетический кризис… На этом фоне спрос на мирный атом существенно возрос. Даже те страны, которые выступали против развития атомной энергетики, сегодня пересматривают свои энергетические стратегии и включают в них проекты по строительству АЭС». Так ли это, или белорусские чиновники выдают желаемое за действительное, и тренд на возобновляемые источники энергии никуда не делся?

— Удивительная цитата. Министр Каранкевич продолжает выступать глашатаем атомной энергетики, в какой-то степени агентом «Росатома». Но то, что он сказал, не совсем так.

Начнем с того, что весь мир ужаснулся событиям, которые происходят вокруг Запорожской АЭС, и понял, что атомная энергетика имеет, кроме перечисленных мной проблем, еще один сдерживающий фактор.

Эксперт приводит пример Украины, где хранилища ОЯТ оказались в центре боевых действий. Это ярко показывает, что страна, обладающая атомной энергетикой, сильно рискует в случае вооруженных конфликтов или террористических угроз.

— К сожалению, раньше фактор уязвимости страны недооценивался. Но сейчас, мне кажется, к заявлениям о том, что где-то будут строить новые АЭС, надо относиться достаточно спокойно. Мы помним огромную рекламную кампанию в начале 2000-х годов, развернутую мировой атомной промышленностью — тогда говорили о ренессансе атомной энергетики, а его не состоялось. Не будет его и сейчас. Попытки строить АЭС, конечно, продолжатся, но, по крайней в мере, в Европе, многое будет решать экономика.

Сейчас для решения энергетического кризиса предложение строить АЭС крайне непривлекательно, говорит эксперт: во-первых, это дорого, а во-вторых, долго — в самом быстром варианте строительство длится 5-7 лет, а может затянуться и на 20-30.

— В Европе, в частности, выбор делается в пользу возобновляемой энергетики: солнечной, ветровой. Но Россия и Беларусь эти тенденции игнорируют — возможно, «благодаря» таким деятелям, как Каранкевич, пропагандистам отсталой, опасной и дорогой отрасли.

— Власти, планируя строительство АЭС, говорили о трех блоках задач: отказаться от импорта электроэнергии (и это якобы уже сделано), снизить долю природного газа в энергобалансе страны и удовлетворить потребности населения и промышленности в электроэнергии, стимулируя ее потребление. Но если сделать всю страну зависимой от собственного электричества, не означает ли это, что в случае длительной остановки, ремонта, аварии на АЭС мы получаем внутрибелорусский энергетический кризис?

— К сожалению, в Беларуси выбор сделан в сторону сверхцентрализованного источника энергии — АЭС. И действительно, по мнению ряда экономистов, такой подход неадекватен для небольших экономик.

Для стран типа России, Франции, Германии атомная энергетика может быть хоть как-то вплетена в структуру генерации. В Беларуси, когда один источник, в случае неполадок на ЛЭП, ремонтов (а мы видим знаменитое росатомовское «качество» — БелАЭС, по-моему, самая скандальная станция за последнее время из-за плановых и внеплановых остановок и ремонтов), приходится держать резервные мощности. А это очень дорого.

При этом экспорт электроэнергии, на который рассчитывали белорусские власти, ныне невозможен. В том числе, подчеркивает Алексей Ожаровский, из-за поведения самих властей, не соблюдающих ни конвенции ООН, ни Орхусскую конвенцию, из которой Беларусь недавно вышла, ни Конвенцию Эспо (об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте), которая была нарушена при строительстве АЭС…

– Вспоминается, как власти Беларуси рассылали по предприятиям судорожные указания по повышению электропотребления. И это еще раз доказывает, что решение о строительстве АЭС было ненужным и неправильным для страны. Во всем мире ориентир — экономия ресурсов, а в Беларуси — планы по повышению потребления энергии.

Резюмируя: с 2010-2011 годов, когда принималось решение о строительстве БелАЭС, до настоящего времени ни мировая, ни российская атомная промышленность не решили ни одной из очевидных и на тот момент уже понятных проблем. Атомная энергетика не стала прибыльной и держится только на госдотациях. Она не решила проблем остаточного риска — нет 100%-ной гарантии, что не повторятся тяжелые аварии. И также ни в одной стране мира не решена окончательно проблема радиоактивных отходов.

Так что, в результате стечения обстоятельств, на мой взгляд, крайне неприятного, Беларусь оказалась вовлечена в агонию атомной промышленности: на территории страны построен объект опасный, нерентабельный и ненужный для экономики, который к тому же может быть использован в политических играх.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

05 января 2024 17:30

Какие итоги 2023 года не особо радуют экономику Беларуси?

На украшенной ёлке висят шары, каждый из которых должен вызывать положительные эмоции, потому что цифры на них праздничные, можно еще сказать — красивые. Но на деле, как в том анекдоте, шарики эти не радуют. Попробуем разобраться, в чем их «брак».

05 января 2024 08:55

С инвестициями в Беларуси не все так хорошо, как рассчитывали чиновники

По данным Белстата, за январь-ноябрь 2023 года в экономике было осуществлено инвестиций в основной капитал на 30,8 млрд рублей. Это на 13,9% больше в сопоставимых ценах, чем за десять месяцев прошлого года.

31 декабря 2023 11:58

Кредитами Россия втягивает Беларусь в орбиту зависимости?

Россия отложила начало погашения ей долга Беларусью на шесть лет. Кому и сколько должен Минск, почему не может расплачиваться в срок, и действительно ли кредиты от РФ так выгодны для Беларуси?

29 декабря 2023 19:46

Экономический рост в регионах Беларуси замедляется

По данным Белстата, объем ВВП за 11 месяцев 2023 года в текущих ценах составил 198,1 млрд рублей или, в сопоставимых ценах, 103,8% к уровню января – ноября 2022 г. Звучит красиво, но важно понимать, что рост экономики по регионам распределился очень неравномерно.