Может ли и Беларусь получить от международного сообщества статус государства-террориста?

21:59 23 ноября 2022
ОБСУДИТЬ
Политический обозреватель Александр Фридман рассказал о новой реальности для России и ее союзников.

— Накануне Парламентская ассамблея НАТО признала Россию страной-террористом. Сегодня Европарламент большинством голосов принял резолюцию о признании РФ государством-спонсором терроризма. Что это означает для Кремля на практике — в экономическом и военно-политическом измерении?

— Я думаю, что пока речь идет о достаточно символических шагах. Но, безусловно, крайне неприятных для России. Ведь одно дело, когда тебя признают агрессором, и другое, когда ситуация выходит на новый уровень. Когда тебя фактически ставят на один уровень с группировкой ХАМАС, Хезболлой или Талибаном. Для России это очень неприятный момент.

Что касается конкретных последствий, то здесь нужно смотреть, какие решения будут приниматься на уровне национальных правительств, на уровне ЕС и США.

И, конечно же, если смотреть дальше, это еще раз подчеркивает то, что с точки зрения Европы, с точки зрения Запада никакая нормализация отношений с сегодняшней Россией невозможна. Это еще один шаг к тотальному разрыву с ней.

Ведь если ты считаешь сегодняшний российский режим террористическим, признаешь его спонсором терроризма, то какие тут могут быть разговоры?

Так что, это сильный шаг, но стоит посмотреть, какие у него будут последствия. Возможно, все так и останется на этом символическом уровне. А может, это станет толчком для каких-то решений, которые будут приниматься на уровне национальных правительств.

— Исходя из опыта стран, которые ранее удостоились этого статуса, насколько эффективна эта мера? Кроме того, в этом списке есть и те, кто его со временем покинул.

— Отмечу, что это еще и один шаг к изоляции. Ведь для тех компаний, которые все еще ведут дела с Россией, это четкий сигнал: смотрите, с кем вы сотрудничаете, это государство-террорист.

Это дополнительный прессинг в отношении тех, кто все еще рассчитывает на сотрудничество с Москвой в той или иной форме. Конечно же, это повышает давление и на Россию, и на национальные парламенты и правительства, чтобы ими принимались более жесткие решения в отношении Кремля.

Выйти из этого списка теоретически, конечно же, можно. Когда в России сменится власть, изменится политика. Но пока что это только дополнительно повышает прессинг.

Я бы здесь добавил еще один существенный момент. Тем режимам, в отношении которых раньше принимались подобные решения, было все равно. Это одиозные режимы, изгои, которые сами избрали такой путь для себя.

Все же для России это выглядит иначе. Ведь до недавнего времени она рассматривала себя в качестве части Европы, плотно сотрудничала с Евросоюзом, называла его своим партнером. До войны разговор шел о западных партнерах, а не о «коллективном Западе».

И это очень неприятная ситуация для России — когда вчерашние партнеры признают тебя террористом, сравнивают тебя с другими подобными режимами. Поэтому с ее стороны можно ожидать достаточно нервную реакцию, какие-то высказывания от Дмитрия Медведева, Марии Захаровой. Они это, безусловно, услышат и эмоционально отреагируют.

И это уже показывает, что этот выстрел Европарламента попал в цель. Я все же не считаю, что России все равно, что она готова делать все, что ей вздумается, без оглядки на мнение Запада.

У сегодняшней российской власти есть комплекс неполноценности. И им очень важно доказать, что они не хуже других, что с ними нужно вести дела. И когда сегодня террористом тебя называет не маленькая Эстония или Литва, а весь Евросоюз, то это, конечно же, больно.

— А как эти решения могут повлиять на ближайшего союзника России — Беларусь? И какой может быть реакция белорусского режима?

— Лукашенко, я думаю, и рад был бы отдалиться на определенную дистанцию, не складывать яйца в одну корзину, но такой возможности у него уже нет. Он слишком сильно привязан к России.

Реакция, если она последует, будет двухсторонней. Естественно, белорусские власти будут возмущаться. Мол, как такое возможно, что это все политика, происки Запада. Но про себя Лукашенко, наверное, порадуется тому, что Беларусь этот статус не получила.

Вот что для него сейчас главное. Ведь с таким статусом и репутацией дела совсем плохо выглядят.

На практике же это выглядит так: если официальный Минск продолжит тесное сотрудничество с Россией, особенно это касается участия в различных военных авантюрах Москвы, то недалек тот час, когда и Беларусь заполучит этот статус. Здесь траектория понятна.

Если вернуться к последствиям для других стран, то те из них, кто до сих пор не готов осудить Россию, но и желает сохранить хорошие отношения с Западом, вынуждены будут серьезно задуматься. Я имею ввиду и африканские государства, и некоторые постсоветские — Азербайджан, например, Армению или Казахстан.

Так как это понятное послание от Запада — этой России никаких послаблений не будет. Ведь какие могут быть компромиссы с террористом?

— Ранее сообщалось, что Европарламент планирует признать террористической организацией ЧВК Вагнера, известную своей активностью не только на территории РФ. Это может усложнить ее деятельность вне границ России?

— Эта компания стала публичной и известной. А те же французы, действующие в ряде стран Африки, воспринимают «вагнеровцев» своими противниками.  Признание ЧВК террористической организацией усложнит ей работу в любом случае.

В той же Африке некоторые правительства пользовались ее услугами в своих целях. И часто речь не шла о преследовании интересов России, в большинстве случаев «вагнеровцы» просто зарабатывали деньги. С такой репутацией им это будет делать сложнее. Ведь европейцы оказывают поддержку африканским странам не в последнюю очередь под соусом борьбы с терроризмом. И теперь сотрудничество какого-нибудь африканского правительства с этой ЧВК будет приравниваться к содействию террористам.

Я не думаю, что это повлияет глобально на их деятельность, но сложности у них определенно возникнут. Важно другое: судьба «вагнеровцев» решается не в Африке, вопрос здесь скорее европейский, украинский. Их судьба решается в Украине.ЕС

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

26 ноября 2022 14:55

Сможет ли Кремль при желании поставить «своего» человека на место президента Беларуси?

Как отмечает политический обозреватель Александр Фридман, после саммита ОДКБ в Ереване вновь (уже в который раз за последние 28 лет?) распространяются слухи о том, что Кремль хочет избавиться от Лукашенко и уже даже подыскал ему замену.

17 ноября 2022 12:23

Признает ли Запад Светлану Тихановскую избранным президентом Беларуси

Почему только сейчас Светлана Тихановская назвала себя президент-электом, и что изменит этот статус?

16 ноября 2022 20:12

«Жаданне ўцягнуць Беларусь у вайну ў Расеі застаецца. Але гэта будзе нялёгка»

Нядаўна стала вядома, што Мінабароны Беларусі плануе надрукаваць 180 тысяч позваў, а таксама выклікаць ў ваенкаматы ўсіх ваеннаабавязаных для зверкі ўліковых дадзеных. І гэта ўсе на фоне вызвалення ад расійскіх войск Херсона і далейшага наступу УСУ.

11 ноября 2022 15:33

Почему Лукашенко обращается не к руководителям государств-соседей Беларуси, а к их народам?

11 ноября в Польше отмечается День независимости. На сайте Александра Лукашенко опубликовано поздравление, направленное к польскому народу. Насколько это нормальная практика: отправлять свое поздравление в день государственного праздника к народу иностранного государства, а не его официальным лицам?