Как Запада реагирует на то, что происходит в Беларуси?

15:10 19 января 2023
ОБСУДИТЬ
США ввели визовые ограничения в отношении 25 белорусских госслужащих «за подрыв демократии в стране политически мотивированными судебными процессами, такими, как суд над Светланой Тихановской».

Госсекретарь США Энтони Блинкен уточнил, что под визовые ограничения попали те, кто принял участие в введении смертной казни в Беларуси для лиц, осужденных за терроризм, также депутаты, причастные к законам о смертной казни за «покушения на террористические акты», об аннулировании гражданства белорусам, обвиненным в «экстремизме» и о конфискации имущества за совершение «недружественных действий в отношении Беларуси».

Эти их решения, подчеркнул Блинкен, «направлены на подавление и запугивание демократической оппозиции и гражданского общества».

Политолог Валерий Карбалевич рассказал о том, смогут ли данные ограничения повлиять на чиновников и вообще о результативности санкций в отношении режима в нашей стране.

— Данные визовые ограничения — это действительно, скорее, символическая мера, — заявил политолог в экспресс-комментарии. — Просто реакция на то, что происходит в Беларуси: разрастание репрессий, усиление репрессивного законодательства.

Совсем не реагировать на подобное страны Запада не могут. Поэтому сделали, что смогли, введя такие чисто символические ограничения.

Я сомневаюсь, что те судьи и депутаты, которые оказались в этих списках, имеют какое-то имущество в США или собираются открыть счет в американском банке.

Эти люди для себя уже приняли все решения, и такие санкции их мало волнуют. Поэтому на конкретных граждан это вряд ли окажет практическое влияние.

Но это политический сигнал официальному Минску о том, что Запад следит, что он реагирует и готов дальше принимать меры, которые оказывали бы политическое давление на белорусские власти.

— Блинкен заявляет, что «мы не останемся в стороне, поскольку этот режим продолжает преследовать и репрессировать мирных демонстрантов, демократическую оппозицию, журналистов, активистов, правозащитников и обычных белорусов».

Но, с другой стороны, ряд политических аналитиков признает, что белорусский режим плевать хотел на эти санкции, спокойно продолжая и усиливая террор. Получается, у Запада нет действенных  инструментов и механизмов против нашего режима?

— Вы затронули целый комплекс проблем. Во-первых, если говорить про отношение Запада к сегодняшней Беларуси, то первое, что их волнует, это не суды над политзаключенными и не репрессии в стране, а участие Беларуси в войне против Украины.

Поэтому если и идет речь о каких-то механизмах, то главным направлением их воздействия является попытка уменьшить участие нашей страны в войне. И в этом плане уже принятые санкции —обоюдоострые.

Потому что Беларусь не получила такого ограничительного пакета, как Россия, и это дает Минску некую возможность для маневра.

Во-вторых, любые санкции — это игра в долгую. Санкции редко действуют одномоментно: ввели — и все изменилось. Кроме того, санкции — это попытка влиять не только на власти, но и на общество, на бизнес структуры, на правящую элиту.

Мы видим, как ведут себя российские олигархи, которые разными способами пытаются уклониться от санкций. Это говорит о том, что они все-таки работают. И спектр их воздействия достаточно сложный.

Проблема с Беларусью в том, что, несмотря на закрытые границы,  у нее рядом есть Россия, которая всячески старается поддерживать своего единственного союзника. И эффект санкций сглаживается этой поддержкой. Это важный аспект, который, скажем, не присутствовал в других исторических примерах при введении санкций.

— Но факт остается фактом, даже учитывая все аспекты, учитывая характер работы санкций «в долгую», мы все равно получаем на длительный период репрессии и террор белорусского режима. 

— Надо иметь ввиду, что, когда вводятся санкции, никто не знает, каким будет эффект. Это выявляется только после того, как страна проживет какое-то время в условиях санкций.

Второй момент, на который, мне кажется, мало обращают внимание, когда говорят «санкции не работают». На самом деле мы не знаем, что было бы без введения санкций.

Допустим, в Мьянме людей просто массово убивают на улицах, в Иране участников протестов приговаривают к смертной казни и казнят.

— Но Иран тоже под санкциями и давно.

— Те, процессы, которые там сейчас происходят, эти протесты — тоже один из результатов в том числе введения санкций, которые резко ухудшили жизнь населения.

В Беларуси пока не было смертных приговоров за политическую деятельность. А если бы Запад не обращал никакого внимания, может, и у белорусского режима уже бы отказали тормоза?

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ СТАТЬИ

27 января 2023 10:02

Что стоит за попытками властей вернуть в страну уехавших белорусов?

Александр Лукашенко в очередной раз заговорил о возвращении белорусов, выехавших из страны после событий 2020 года. 24 января 2023 года на совещании с чиновниками и силовиками он предложил сделать "шаг навстречу" тем, кто "оступился и осознал это".

25 января 2023 15:29

“Зачистка” политических партий в Беларуси: кто выживет

Белорусский парламент 25 января 2023 года рассмотрел сразу в двух чтениях закон о деятельности политических партий и общественных объединений. Сейчас в стране официально зарегистрировано 15 партий. Останутся ли они после принятия нового закона?

17 января 2023 18:36

«З улікам вайны і ўнутраных чыннікаў гэта апошні поўны электаральны тэрмін Лукашэнкі»

Эксперт Украінскага інстытута будучыні Ігар Тышкевіч разважае пра больш мяккі санкцыйны падыход ЕС да Беларусі, абраныя механізмы ціску на рэжым і чаканыя вынікі. Аналітык таксама кажа пра перспектывы беларускай эканомікі і магчымасці торгу з уладамі.

15 января 2023 15:15

Белорусские власти делают акцент на лояльности, а не на профессионализме

Чем можно объяснить задержания в Беларуси среди управленцев и силовиков, начала ли система поедать себя изнутри? На эти и другие вопросы ответил профессор психологии Владимир Янчук.